Долг платежом опасен: валютные ипотечники оказались в ловушке

Евгений Кузин: «Банкиры дождутся нашей смерти, но на переговоры не пойдут»

Мы – обычная среднестатистическая семья. Муж, жена, двое детей. Продали небольшую двушку в Подмосковье, мечтали о квартире побольше в Москве. Пришлось взять ипотеку.

Банки, конечно, сами подталкивали тогда, 10 лет назад, к валютным кредитам.

У меня было, скорее, настороженное отношение к долларам. Как-то кризис 1998 года был еще свеж в памяти. Но менеджеры уверенно и настойчиво продвигали именно к этому решению: «Да вы что! Рубль постоянно крепнет! Курс доллара падает! Да у нас самих у всех валютные кредиты. Нам руководство рекомендовало.

Решающим фактором стало то, что при рублевом кредите мой ежемесячный платеж превышал бы 50% нашего семейного дохода, из-за чего рублевый кредит не одобрили. А в долларах процент был чуть ниже, поэтому и платеж оказывался на 2-3 тысячи рублей меньше. Выбор был не «рубли или доллары», а «брать ипотеку или нет».

Хорошо. Оформили валютный кредит. Конечно, никаких долларов я не получил – банк выдал рубли. Доллары фигурировали только в кредитном договоре, поэтому по документам я должен был банку много долларов. Это было в начале 2008 года. Доллар стоил 23 рубля.

В октябре-ноябре в стране начался кризис. Но страха пока не было – ведь разумные колебания доллара до 30-35 процентов я не исключал, делал расчеты до того, как взять валютную ипотеку.

Долг платежом опасен: валютные ипотечники оказались в ловушке

Весной 2009 года я попал под сокращение. Первым делом написал письмо в банк о том, что потерял работу, не отказываюсь платить, но временно нахожусь в затруднительном положении.

Я не отказывался платить – у меня был запас на двухмесячный платеж. Но по договору я обязан был предупредить банк обо всех изменениях в моей жизни.

Предлагаем ознакомиться  Денежные переводы в Европу и из Европы

Получил ответ, смысл которого можно уместить в одной фразе: «По договору вы обязаны платить – ваши затруднения банк не интересуют».

Честно, я не ожидал такого бескомпромиссного ответа. К счастью, несмотря на разгар кризиса, работа нашлась быстро, и я не задержал ни одного платежа.

А рубль тем временем продолжал падать, и я решил переводиться в рубли. Но оказалось, что обещание менеджера «легко перейдете на рублевый кредит» реализовать невозможно – в банке не было подобной программы.

Мне предложили взять новый кредит со всеми справками-проверками-одобрениями-оценками-страховками и т.д. Таким образом, конвертация валютной ипотеки в рубли требовала больших дополнительных расходов – в общей сложности 3000-3500 долларов. Таких денег не было, от этой идеи я отказался.

Платежи росли. Но с голоду пока никто в семье не умирал. Работал на двух работах.

Наконец, летом 2014-го мой ежемесячный платеж перевалил за 80 тысяч рублей, а доход был 90 тысяч рублей. Я снова отправился в банк. Этот разговор сильно отличался от того, который состоялся при заключении договора. Никто уже не предлагал чай-кофе, да и вообще, моему визиту были не рады.

Я совершенно искренне верил в то, что банк готов к диалогу со мной и другими ипотечниками. Ведь нас много, думал я, все мы оказались в похожей ситуации. Какой смысл нас прогонять?

Долг платежом опасен: валютные ипотечники оказались в ловушке

Мне казалось, что банк тоже заинтересован вернуть свои деньги, следовательно, готов вместе со мной найти выход. Как я был наивен!

И я просил не назначать мне штрафы и пени, а позволить платить посильную сумму (60 тысяч рублей), пока ситуация не стабилизируется. Девушка вежливо ответила, что такой вариант «не предусматривается российским законодательством».

Предлагаем ознакомиться  Что необходимо предпринять если получил травму на стройке

Это я потом понял, что эта удобная фраза заготовлена у менеджеров для любой непредвиденной ситуации. Мол, мы бы рады, но куда ж мы против законодательства…

И основную часть разговора она потратила на то, чтобы объяснить мне, как взять новый, рублевый, кредит. Без всяких там преференций. Под 15% годовых! При том, что в рекламном буклете предлагалась ставка 12%. Мой ежемесячный платеж в таком случае становился еще больше и оказывался больше, чем семейный доход.

Про норму, что платеж не должен превышать 50% семейного дохода, из-за которой мне не смогли дать рублевую ипотеку, банк уже не вспоминал. Девушка меня будто не слышала…

Следующий, 2015-й, год я потратил на поиски дополнительной работы, брался за любую, по профессии и нет. Днем я был главным редактором, ночью таксовал. Сначала стеснялся.

Делал вид, что просто по пути подвожу. Цен не назначал: «Сколько дадите». Потом научился определять и места подходящие, и время. Иногда удавалось неплохо заработать, иногда – едва окупить бензин.

Доллар в то время рос уже так быстро, что заработать на платеж не удавалось. В надежде договориться с банком я брал новые кредиты, занимал у знакомых, чтобы не потерять жилье – ипотечная квартира была единственной.

Голодать – не голодали. Но ремень затянуть пришлось. Поход в кино или в «Макдональдс» стал редким праздником. Про летний отдых даже не думали, чтобы не расстраиваться. Сын иногда спрашивал: «Пап, мы сегодня бедные или можно взять 100 рублей на шоколадку?»

К концу 2015 года доллар стал уверенно подвигаться к отметке 70 рублей. Я по 5-7 раз в день смотрел котировки, слушал только радио «Бизнес FM», ни о чем другом думать не мог, напряжение росло.

Предлагаем ознакомиться  Срок уведомления об увольнении: порядок, документы, законность

К этому моменту я уже поменял работу на более доходную. Но и новой зарплаты мне не хватало. На декабрьский платеж по ипотеке занимать было уже не у кого – дополнительный долг приближался к 2 миллионам.

И тут мое сознание повернулось в другую сторону. От отчаяния, вероятно. «Ну, займу я еще денег… А дальше что? Сколько можно еще себя истязать?! Я не смогу зарабатывать в два-три раза больше, не смогу открыть свой бизнес, который завтра же начнет приносить доход. Продолжая из кожи вон лезть, чтобы платить ипотеку, я продлеваю агонию. Раз доллар стоит 75 рублей, значит, он может вырасти и до 150-ти».

Владимир Саханицкий: инновационный стартап бездомного ученого

Долг платежом опасен: валютные ипотечники оказались в ловушке

Московский ученый-медик Владимир Саханицкий разработал инновационные тренажеры для глаз «Светодар». Аппарат-маска «Светодар» укрепляет и восстанавливает органы зрения, снимает напряжение, улучшает сосудистую систему глаза. Предназначен он для людей, имеющих повышенную или ослабленную нагрузку на глаза: людей, носящих очки, школьников, студентов, водителей, программистов, лиц, работающих с мелкими деталями.

Этот проект Владимир вынашивал восемь лет.

Чтобы начать его создавать, в 2013 году Владимир взял ипотечный кредит (под залог своей единственной квартиры) у АО «Банк жилищного финансирования». На тот момент эта сумма составляла половину стоимости квартиры. Банк настоял именно на валютной ипотеке.

Но к 2014 году в связи с резким ростом курса доллара сумма долга (при пересчете на рубли) выросла вдвое. Вся квартира оказалась в залоге.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector